Дом

Мужчины, которые не готовы

Возраст — не помеха

 

"Неготовому" мужчине может быть и 25, и 58 - возраст здесь не помеха. Так что с ним делать? Ждать, уговаривать, шантажировать, умолять пойти к психологу? Надеюсь, что моя статья даст вам больше ясности перспектив и понимания загадочной мужской души

 

Наверное большинство из нас, девушек, с ними хотя бы раз в жизни да сталкивались. Ну или сочувствовали подругам, которые, как Пенелопы при неотплывшем Одиссее, ждали у моря погоды. Кто-то ждал год, кто-то два, а кому-то и десяток лет оказалось не в тягость.

Мужчины, которые не готовы

 

Впрочем, обо всем по порядку.

Для начала отсечем от мужчин, которые не готовы, две не относящиеся к делу категории.

Первая – это те, которые готовы, но не с вами. И стоит на горизонте появиться варианту получше (разумеется, на их субъективный взгляд), как они идут под венец и заводят детей. Обидно, чего уж, но так случается.

Ко второй категории относятся те, кто предпочитает умереть холостяком (или как вариант, кто уже бывал женатым, кого-то родил и решил, что хватит). Они прекрасно это знают, но им удобно быть накормленными и облизанными. Вполне возможно, они даже прикипели к своим женщинам, привыкли, ничего не имеют против. Но и женитьбы в планах не наблюдается. Признаться как есть – грядут скандалы и женские слезы, а потом надо будет с кем-то начинать заново. И потому – «детка, я пока не готов».

Мужчины, которые не готовы

 

 

И, наконец, действительно неготовые. Об этом феномене я и собираюсь рассказать подробнее.

Начну с того, что выглядят они как взрослые особи мужского полу. Там могут быть широкие плечи, крепкие ягодицы и аппетитные ямочки внизу спины. Но не спешите думать, что перед вами дозревший самец, потому что в его теле скрывается маленький мальчик, обескураженный теми требованиями и ожиданиями, которые к нему предъявляют.

Эрик Эриксон, американский психолог, разбил человеческую жизнь на этапы, каждый из которых ставит свою задачу. В отличие от Фрейда, считавшего, что личность человека делают первые 3-5 лет жизни, Эриксон был убежден, что мы находимся в становлении до конца своих дней. С одной лишь оговоркой: задача каждого нового этапа может быть решена только при успешном решении задачи этапа предыдущего.

Самая первая задача – формирование базового доверия к миру. Следующая – достижение автономности, затем – инициативы, трудолюбия (умелости) и так далее.

Очевидно, что благополучное решение задач возможно лишь при правильной и уместной поддержке родителей, это раз. А во-вторых, задачи со временем усложняются, и это логично.

Если полуторагодовалого младенца хвалят за попадание в горшок, то школьник, по идее, должен справляться с чем-то более продвинутым. Например, самостоятельно мыть уши и поливать цветы.

Если мы вовремя решаем задачи детских и подростковых этапов, то к достижению совершеннолетия уже по умолчанию обладаем эго-идентичностью – твердым, надежным нутром, позволяющим опираться на себя в любых ситуациях.

А кроме того – уже готовы нести полную ответственность за себя же. Определяемся с профессией, начинаем подрабатывать, учимся следить за телом и здоровьем, формируем круг друзей, и так далее.

Этот период исключительно важен, потому что дальше будет сложнее. Приближается время строительства отношений и первой ответственности – пусть и умеренной – за кого-то другого.

А потом, наконец, и очень большой ответственности за рожденного ребенка.

Но, подчеркиваю, если предыдущие ступени были пройдены без пропусков, то где-то после 25-ти лет возрастающая нагрузка оказывается не только посильной, но и желанной – не как навязанная обществом извне, а как  естественный результат взросления. А дальше приходит череда новых задач.

Прошу меня простить за непопулярные слова, которые я сейчас произнесу, но в какой-то момент мы должны взять на себя заботу о стареющих родителях, справиться с нарастающей тревогой по поводу уходящей молодости, а в конце концов, в некоем идеале, еще и дать своим детям урок правильного ухода из жизни – той, которая была осмыслена и наполнена чем-то персонально важным.

Звучит грустно, но в этом есть  правда и мудрость: если мы внутри себя движемся в нужном направлении, то все перечисленные вызовы оказываются по плечу. Более того, мы еще и успеваем получать радость от происходящего и чувствовать, что живем не зря. Хотя бы иногда, ведь так?

Совсем другое дело, если задачи не решаются, а накапливаются как ворох просроченных дел. Тут сплошная путаница, микс детских обид и взрослых амбиций и прячущееся под ними непонимание, как со всем этим обойтись.

В этом хаосе дай бог справиться с ответственностью за себя – начать жить отдельно (если повезет), ходить на работу, сорганизовать досуг. Вроде все как у больших, и даже отношения завести не грех – ведь на девушку можно возложить ту работу по обихаживанию себя, которая раньше лежала на маме.

Но ответственности за отношения взять будет, скорее всего, уже неоткуда. И здесь возможна развилка: кто-то попробует поступить «как все» (жениться, родить ребенка, развестись), а кто-то, парализованный внутренним хаосом, произнесет те самые слова: «Я пока не готов». И будет абсолютно прав.

Но как мы, женщины, реагируем на это признание? К сожалению, не так, как это стоило бы сделать.

Мы начинаем искать причины в себе, в своей вымышленной недостаточной хорошести, и тем самым лишь усугубляем ситуацию. Своими попытками доказать, что «я – та самая» и «я тебе нужна» мы укрепляем неготового мужчину в убеждении, что с ним — все ок и что его неготовность, возможно, когда-нибудь пройдет сама собой. Или не пройдет, и, значит, женщина плохо старалась. Или найдется другая, которая постарается лучше. Короче – лишаем его возможности задуматься, а тянет ли он по своей внутренней наполненности на свои тридцать с лишним или застрял в дороге.

Другой вариант – все решить самой в духе «дорогой, я беременна», и тут уж как повезет. Либо мужчина исчезнет, либо смирится и станет плохим мужем и плохим отцом, либо критическая ситуация начнет его подтягивать к «дозреванию», бывает и такое. Но знать заранее здесь точно не получится, все зависит от анамнеза и степени этой самой неготовности.

Вариант три – ждать. Быть может, в один не слишком прекрасный момент неготовый мужчина сдастся перед тем фактом, что остальные его друзья уже отмечают какую-то то там годовщину брака, а его мама хочет внуков.  Что будет дальше – смотри предыдущий пункт.

Подводя итоги сказанному, хочу еще раз обратить внимание, что неготовность, как бы она ни напоминала игру или неприятную позу, очень искренна. Она означает, что задачи, соответствующие возрасту, оказываются в данном, конкретном случае не соответствующими внутренним ресурсам. Ресурсов мало. Инфантильности – хоть отбавляй.

Означает ли это, что мужчина, без проблем предлагающий руку и сердце, всегда готов? Конечно, нет. И согласие стать отцом  — тоже не гарантия от незрелости. Жаль только, что удобного и простого теста на эго-идентичность пока не придумали, а то можно было бы каждого кавалера простить его пройти. И проходить заодно и самой.

Так что же делать с мужчиной, который не готов? Для себя я поняла, что ровным счетом ничего. Разве что сходить в кафе, если он приятный собеседник или хорошо выглядит. С ним не надо регулярно встречаться, не надо заниматься сексом, мечтать о свадьбе и планировать детей. Ему просто надо поверить и оставить в покое.опубликовано econet.ru

Автор: Оксана Фадеева

фото ©Daria Djalelova 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.by/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Человек никогда не бывает так несчастен, как ему кажется, или так счастлив, как ему хочется. Франсуа де Ларошфуко
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов